Cистемный подход к управлению рисками

+38 (044) 223-64-49gcs-ukraineservices@gcs-ukraine.com
Виталий Шевель – одна из основных фигур в зарождающейся украинской отрасли взыскания задолженностей. В стране, которая увидела свободную рыночную систему менее одного поколения назад, взыскание задолженностей становится необходимой опорной структурой украинской экономики. В этом интервью г-н Шевель делится своими взглядами на настоящее и будущее украинской отрасли взыскания задолженностей.
Стив Ган: Что для Вас было основной возможностью начать Вашу карьеру в области взыскания задолженностей?
Виталий: Когда я получил свою степень по праву, я был очень разочарован в юридической практике в Украине. В то же время у меня была возможность попробовать себя в области взыскания задолженностей и мне это понравилось. Тогда я встретился с GCS и получил возможности развития, которые она нам предоставила. Новые рынки, большие возможности, интересная работа, теплая социальная атмосфера – о чем еще может мечтать молодой человек? Серьезно, очень приятно делать что-то новое для своей страны, развивать новый рынок, делать коммерческую среду лучше своими собственными руками. Даже с этической стороны мой персонал и я считаем, что мы защищаем и оберегаем хороших людей, и наказываем и преследуем плохих, в некотором смысле боремся за справедливость.
Стив: Когда Вы начали работать в данной отрасли, как выглядела отрасль взыскания задолженностей в Украине? Повлиял ли распад Советского Союза на Ваш коллекторский бизнес и деятельность? Как он развивался в течение последних 5 лет в отношении количества агентств и законов?
Виталий: После распада Советского Союза все взыскания, которые у нас были, были только так называемыми уличными взысканиями, деньги «выбивались» в прямом смысле этого слова. Позднее, в конце 90-х эпоха криминала закончилась, и бизнес стал более цивилизованным. Однако даже когда я начал работу в 2005г., взыскание задолженностей отсутствовало в том смысле, который мы вкладываем в это слово. Несколько юридических компаний предлагали услуги по взысканию B2B или C2C задолженности, что на то время означало просто судебное преследование должника. Банки были поглощены кредитным бумом, который начался незадолго до того, и не уделяли много внимания менеджменту рисков и взысканиям вообще. Как в то время сказал один из моих знакомых, менеджер по вопросам развития в банке, «мы должны давать деньги каждому, чтобы оккупировать рынок. Если мы не дадим – наш конкурент сделает это вместо нас». Это была философия банкиров того времени – поэтому никто даже не задумывался о взыскании B2C.
Однако с 2006г. ситуация начала стремительно меняться. Были зарегистрированы первые прототипы коллекторских агентств. Разумеется, результатом кредитного бума было появление портфеля плохих кредитов, и банкиры, а также бизнесмены начали понимать, что это проблема. Поэтому были зарегистрированы первые «классические» агентства по взысканию B2C. Кроме того, 2007г. был годом попыток и поисков лучшего пути взыскания денег. Именно тогда я начал развивать отдел взыскания B2B в большой коллекторский компании, однако я также занимался B2C. Сейчас я очень хорошо помню, как мы пытались разработать первые контракты с клиентами из ничего, нагрузки схем бизнес-процессов, трудные переговоры насчет программного обеспечения, бесконечное обучение персонала и т.д.
Дальше – еще тяжелее. Затем наступил 2008г. (год кризиса) и год небольших агентств-однодневок. Всем нравилось взыскивать деньг для банков, поэтому были созданы сотни небольших агентств по взысканию B2C. Ситуация была настолько плохой, что правительство даже предложило запретить коллекторский бизнес в Украине. Слава Богу, что этого не произошло, поскольку большинство мелких агентств исчезло к 2009г. по причине сильной конкуренции, и, в целом, ситуация стала стабильной.
В августе 2009 правительство приняло закон, который сделал покупку портфеля долгов разумной и относительно легкой. Были зарегистрированы первые сделки по покупке портфелей B2C банков. Несмотря на это, мы все еще не имеем специального закона о коллекторских агентствах, и по причине слабого рынка взыскания B2B, я считаю, что было большим достижением развить рынок взыскания задолженностей в течение всего 0~5 лет.
Стив: В 1996г., когда я жил в Японии, у меня была возможность сделать презентацию по взысканию задолженностей группе бизнесменов из Владивостока, Россия. Они были удивлены моей деятельностью по взысканию задолженностей и почувствовали, что они слишком мягко себя ведут. По их мнению, угрозы и даже физическое насилие против должника являются способами взыскания задолженностей, часто используемыми в России. Что Вы думаете об этом? Является ли коллекторская деятельность в России и Украине, в основном, одинаковой, или существуют значительные отличия?
Виталий: Я могу поверить, Стивен, что все это было правдой во всем бывшем Советском Союзе в 90-е годы. Обычный портрет коллектора задолженностей в то время выглядел так: парень в спортивной одежде с небольшим ружьем или пистолетом. Однако сейчас ситуация совершенно другая. Ни одно коллекторское агентство в России, Казахстане или Украине не использует угрозы или физическое насилие в отношении должников. Все стараются быть полностью легальными, этичными и вежливыми. Я знаю, что некоторые агентства даже пытаются придерживаться Вашего Закона о добросовестной практике взимания долгов, включая его положения в свои кодексы этики!
Честно говоря, я должен, конечно же, сказать, что Вы можете встретить некоторых грубых людей в черном в Казахстане; может быть, иногда в некоторых регионах России коллекторы ведут себя довольно жестко; в Украине существуют некоторые не очень честные оперативные сотрудники, однако в целом коллекторские агентства в бывшем СНГ не используют насилие, угрозы, грубые или бесчеловечные методы (конечно же, ничего не говоря о настоящих бандитах и уголовниках). Наш коллекторский бизнес стал вполне цивилизованным очень быстро, в течение последних 5~7 лет.
Стив: Какой Вы видите отрасль управления кредитными рисками через ближайшие 5~10 лет, не только в Украине, но также в других странах, которые также были частью Советского блока?
Виталий: Учитывая наши достижения за последние 5 лет, я думаю, что в течение следующих 5 лет мы будем иметь коллекторскую отрасль, очень похожую на отрасль одной из стран ЕС. Даже сейчас некоторые Европейские организации начали делать инвестиции и осуществлять проникновение на российский рынок. В частности, я слышал, что шведский Lindorff и Svea, немецкий EOS, Intrum Justitia начали некоторые проекты в России. IFC заявил о своих намерениях купить портфели задолженностей в России и Украине в 2010г. Поэтому я думаю, что очень скоро мы будем иметь развитый рынок взыскания B2C. Я не думаю, что будет принят специальный закон о взыскании, несмотря на проекты, рассматриваемые правительственными учреждениями в России и Украине; однако это не является препятствием для развития коллекторского бизнеса. Я не был бы так оптимистичен в отношении других сегментов, таких как взыскание B2B, услуги по управлению рисками, такие как юридическая экспертиза, кредитная отчетность. Эти услуги слишком новые для наших стран. Основная часть бизнесменов в бывшем Советском Союзе почти ничего не знает о кредите и управлении рисками. Такие инструменты как кредитные отчеты, коммерческие расследования, идентификация клиента и т.д. совершенно не используются. Провайдеры таких услуг очень много сделали для их продвижения, однако прогресс идет медленно. Я думаю, что только изменение коммерческого менталитета может вызвать большое развитие. Это не произойдет через год или два. Вероятно, мы должны работать над этим в течение следующих 3~5 лет.
Стив: Расскажите мне немного о Ваших службах по взысканию задолженностей. Что выделяет Ваше агентство среди прочих?
Виталий: На рынке 90% игроков работают с взысканием B2C, Global Credit Solutions Ukraine старается быть инновационной компанией на пике развития. Когда я говорю о нашей стратегии и о том, кто мы есть, я люблю использовать термин «партизанская стратегия» (со ссылкой на уважаемого автора термина, Джека Траута). Наша философия – это поиск новых областей и рынков и их своевременная оккупация, когда большинство игроков сражаются за высоту B2C.
Сегодня 45% нашей работы – это взыскание международных задолженностей. У нас почти нет конкурентов в данном сегменте, ни в Украине, ни в России или Казахстане. Наши обычные конкуренты Coface, TCM, Intrum намного слабее в условиях покрытия территории бывшего Советского Союза, поэтому мы удерживаем этот сегмент. Другие 26% нашего оборота сделаны путем взыскания B2B. Мы были пионерами в Украине, когда мы стали позиционировать себя как агентство по взысканию B2B в 2008г. Мы занимаем большую часть этого очень молодого рынка, и, фактически, мы строим сам рынок, продвигая взыскание B2B в коммерческой среде.
Стив: Является ли деятельность по взысканию задолженностей, которую Вы осуществляете в Украине, такой, которая могла бы быть запрещена в США или в Европе?
Виталий: Я думаю да. Мы не имеем никакого специального закона о взыскании задолженностей, поэтому это предоставляет большой набор доступных методов и методик. Я думаю, что обычный метод контакта с родственниками, работодателями, партнерами и другими лицами, имеющими отношение к должнику, в отношении его задолженности, не был бы разрешен в Европе или в США, несмотря на то, что он не запрещен законами в наших странах. Мы не обязаны прекращать связь, если должник отказывается от задолженности, а также, если задолженность является спорной. Я думаю, что популярный в России метод PR-поддержки взыскания B2B (публикация информации о задолженности для оказания давления на должника) мог бы вызвать множество судебных исков, если бы такая попытка была сделана в США. У нас нет никаких специальных обязательств относительно времени и места контакта с должником, однако большинство агентств ведет бизнес этично и не звонит или не посещает должника после 22.00.
Стив: Кроме взыскания задолженностей, какие другие продукты и услуги Вы предоставляете, спрос на которые значительно вырос за последние несколько лет?
Виталий: Мы также предоставляем кредитную отчетность, однако рынок еще не готов, поэтому мы ежегодно продаем менее 50 отчетов. Наши несколько конкурентов продают больше, однако почти все их отчеты предназначены для зарубежных клиентов, в основном, для Европейских компаний, а не для внутреннего рынка. Мы также предоставляем коммерческие расследования. Анти-контрафактные расследования постоянно растут, в основном, по причине общего роста угрозы контрафакции в мире. Также Украина является благоприятной транзитной территорией для поставок контрафактной продукции в Европу. Поиск активов и людей, а также проверка данных предприятий являются другим типом расследований, который довольно популярен в Украине. Следует также отметить, что все наши заказчики расследований являются иностранными компаниями, внутренний спрос остается на очень низком уровне.
Стив: Как мошенничество в Интернете и другие мошеннические схемы повлияли на услуги Вашего агентства?
Виталий: Мошенничество и схемы в той форме, которую Вы встречаете, не влияют на нас. Причина очень проста – нам не разрешают взыскивать средства на наши счета. Т.е. нам разрешено взыскивать средства непосредственно только на счета клиента. Поэтому наша система не подвержена таким видам мошенничества, которым могут подвергаться коллекторские агентства США. Однако иногда мы встречаем попытки мошенничества со стороны клиента – когда клиент пытается скрыть факт получения денег от должника, чтобы не платить нам комиссию.
Стив: Какова финальная мысль или идея, которой Вы хотели ли бы завершить это интервью?
Виталий: Я бы хотел поблагодарить Вас за возможность «открыть окно» в рынок бывшего Советского Союза и представить нашу коллекторскую отрасль западным читателям. Мы сделали большой шаг в развитии за последние 5-10 лет, и сейчас мы активно применяем самые лучшие технологии и опыт западных рынков. Я надеюсь, что мы очень скоро построим хорошо развитый рынок взыскания задолженностей.
Пожалуйста, присылайте запросы: г-ну Виталию Шевелю по адресу shevel@gcs-ukraine.com
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...